Рак груди у Дарьи Донцовой

Дарья Донцова
Она только вернулась с отдыха в Тунисе, готовилась отметить юбилей и вдруг -как обухом по голове — опухоль молочной железы, четвертая стадия. Поначалу врачи даже отказывались оперировать, потом удали грудь целиком. Но она была настроена решительно -и победила. А сейчас понимает, что рак был ей послан для того, чтобы изменить свою жизнь.

Талисман на счастье

- Дарья Аркадьевна, вы открыто говорите о том, что перенесли рак груди. Почему остальные молчат?
- Я не раз обращалась с этим вопросом к известным певицам, у которых, я знаю, была такая проблема. И от всех слышала: «Тогда у нас не будет концертов. Организаторы гастролей не любят связываться с больным артистом». Но у Кайли Миноуг, излечившейся от рака груди, концертов меньше не стало! И она смело рас­сказывает о том, что перенесла, пытается по-мочьтем, кто болен. К сожалению, в России знаменитости помалкивают, если благополучно избавились от онкологии.

- Почему?
- В России жуткая канцерофобия (боязнь рака) — ни в Европе, ни в США подобного нет. Я могу объяснить, почему у нас сложилось такое положение. Советские врачи были убеждены, что человек, услыхав слово «онкология», падет духом и его лечение заметно усложнится. Истории болезни никогда не давали на руки, в выписках всегда указывали только шифр заболевания. Слово «рак» врачи озвучивали только, если это была уже четвертая, терминальная стадия. С тех пор и закрепилось мнение, что онкология — это что-то страшное и неизлечимое. На самом деле это не так. Главное — ловить заболевание на ранних стадиях, регулярно ходить к врачу.

- Вы так спокойно об этом рассуждали всегда или теперь, когда опасность миновала?
- При наличии проблемы надо не впадать в истерику, а начинать думать о здоровье, обзванивать подруг, узнавать, кого где прооперировали. В мае этого года вышла моя книжка «Я очень хочу жить», где я рассказываю о своем опыте борьбы с раком. Повторю, онкология лечится, но, к сожалению, кое-кто впадает в истерику, узнав диагноз. У меня с собой всегда есть маленькие пластиковые фигурки мопсов. Если ко мне подходит женщина, у которой глаза полны слез, я отдаю ей мопсика и говорю: «Это талисман! Все будет хорошо!» И это работает.

- Не зря вас называют главной оптимисткой страны!
- Я вас умоляю: таких, как я, благополучно выздоровевших от рака груди, — тьма тьмущая! Но о них не пишут газеты и у них не берут интервью.

Проверка для мужа

- Уже несколько лет вы — посол программы AVON «Вместе против рака груди». Стали ли женщины более сознательными?
- Каждый год компания проводит благотворительный многотысячный марш. Помню, как на первых маршах спрашивала: «Кто из вас ходит к врачу просто ради профилактики?» Тишина, поднимается одна рука. А в этом году — лес рук! Я так обрадовалась! У нас получилось! Потому что это была наша главная задача. Женщина не должна бояться услышать такой диагноз.

-Женщины боятся не только диагноза…
-Да, еще того, что бросят мужья, потому как они стали неполноценными. Ерунда! Сейчас можно вшить импланты любого размера, хоть 15-го! Есть благотворительные программы, когда подобную операцию вам сделают бесплатно. А если муж и правда бросил… Так он бы и без онкологии ушел, это просто предатель, не следует лить по нему слезы.

- Вы начали писать романы в больнице, чтобы не думать о плохом?
- Это было просто снятие стресса. После операции я оказалась в палате с тремя дяденьками, которые ныли безостановочно. Не выдержала, пожаловалась мужу. Александр Иванович приволок тетрадку, ручку и сунул мне: «Ты же всегда хотела написать книгу, теперь у тебя полно времени». С тех пор пишу и не могу остановиться.

- Говорят, что болезнь для чего-то дается…
- Именно не почему, а для чего-то. Для того, чтобы измениться. Начинаешь это понимать -болезнь уходит. Как измениться, я подсказать не могу, каждый проходит свой путь, просто надо твердо знать: онкология — не нака­зание, она — твой шанс стать другим человеком и прожить остальную жизнь совершенно счастливо. Не надо бояться онкологии, пусть онкология боится вас.